Живи, или зачем приходил погибший друг. Невероятная история.

Живи, или зачем приходил погибший друг. Невероятная история. 1

Той ночью я как всегда задержался у своей девушки. Обычно я стараюсь успеть на последний троллейбус, но не в тот раз… Пока ее проводил, потом у подъезда на скамейке немного посидели, так время незаметно и прошло. Посмотрел я на часы, второй час ночи. Как домой теперь добираться. Троллейбусы уже не ходят. Только пешком. Часа за полтора дойду.

Девушка ушла, а я иду неспеша по ночной улице. Прохожих никого. Город будто вымер. Все окна в домах темные. Фонари практически не горят. Темень вокруг. Вышел я на дорогу, там посветлее. Иду по краешку, задумался. И вдруг сзади меня сигнал. Я даже подпрыгнул от неожиданности. Оглядываюсь, троллейбус. Откуда взялся? Как я не услышал когда он подъехал? Удивился я конечно, но и обрадовался, что пешком не надо идти, ведь через четыре часа на работу уже вставать. Запрыгнул я в салон, махнул водителю рукой, вроде как спасибо сказал, и троллейбус тронулся.

Троллейбус набирал и набирал скорость. Я пошёл к водителю заплатить за проезд. При этом обратил внимание, что в окнах ничего не видно. Будто зашторены окна. Будто краской чёрной покрашены.Ни города не видно, ни огней ночных. Подхожу к водителю. Сидит солдат. Почему думаю солдат. Кто ему разрешил? Удивляюсь я, но протягиваю мелочь за проезд. А троллейбус всё разгоняется. В нашем городе и разогнаться то негде, одни препятствия на дороге, а этот гонит и гонит. Странно мне всё это показалось.

– За проезд возьмите,- крикнул я

Поворачивается солдат, а это…

Это был Колька, мой давнишний друг. Погиб он в Афганистане. Молодой сидит, такой же каким был до призыва в Армию. Сидит, смотрит на меня и улыбается. И тихо так в троллейбусе стало. Теперь я не просто был удивлён. Теперь я был шокирован происходящим. Думаю может не он это. Просто, похожий парень. А он снова улыбнулся и говорит Колькиным голосом.

– Ну что дружище. Я вижу ты счастлив? Или не особо?

– Да не особо,- заикаюсь я,- Колька, ты же…

– Ну да, погиб. Смертью храбрых погиб. Орден дали, а матери квартиру,- с грустью отвечает друг,- только вот носить этот орден некому.

– Да. Я был на твоих…- осекся я.

– А ты что же не счастлив значит, – усмехнулся он.

– Да не особо, – говорю,- Да и не думал я об этом никогда. Так живу и живу себе потихоньку.

– А для чего тогда я погиб?

Я промолчал.

– Ты ведь девушку мою забрал когда я погиб.

– Да

– Женился на ней?

– Женился

– А потом развелся?

– Развелся.

– А чего развелся? Пил что-ли?

– Пил

– Видишь как здорово. Когда меня переломанного в плен брали, ты разводился. Когда издевались надо мной, когда я губы свои от боли жевал, ты из запоя не выходил. Очень справедливо. Мне орден посмертно, тебе моя девушка. Я хотел свою девушку счастливой сделать, ты ей жизнь сломал. Очень справедливая жизнь. А ведь на моем месте должен быть ты… Да, да, именно ты, но в самый последний момент там,- друг показал пальцем на верх,- решили, что так будет лучше. А ты вон как.

А троллейбус всё разгонялся. Меня уже стало мутить от бешенной скорости. Друг отвернулся от меня и несколько минут молча сидел, покачиваясь из стороны в сторону. Вдруг он резко встал, и его лицо оказалось напротив моего. По его щекам текли слёзы.

– Когда матушка моя от горя умирала ползая по моей могиле, ты на девушку мою пялился, обдумывая как затащить её в постель – монотонно заговорил Колька,- Когда матушка моя копейки считала, не имея возможности работать из за посаженного горем сердца, ты свою зарплату в карты проигрывал. Когда матушка слёзы лила в пустой, новой квартире, ты не разу не не навестил, ты из запоя не выходил. Ну конечно, я же погиб чтобы ты счастлив был. Такое значит твоё счастье. А для чего же я погиб? Конечно для этого. Чтобы ты жил.

– Ты ведь всегда выкручивался. Когда в армию нас призывали ты что сделал? Правильно, военкому взятку дал. А вот у нас с матушкой моей не было денег таких. Я погиб совсем ещё пацаном, а ты остался. Ну скажи, для чего ты остался? Почему там решили, что погибнуть должен я? Ты сделал кого-то счастливым на земле? Нет. Ты накормил хоть одного голодного человека или животное? Нет. Ты посадил дерево? Может построил дом? Нет.

Нет. Нет. Одни нет в твоей жизни.

– Ты пришёл за мной?- перебил я его

– Живи,- последнее, что я услышал от друга.

Троллейбус исчез. Как будто и не было его никогда. Я только успел заметить, как с бешенной скоростью ко мне приближается асфальт. Затем сильнейший удар, яркая вспышка, и липкая темнота.

Очнулся я в больнице, со сломанной ногой и ключицей. С сотрясением мозга и отбитыми почками. Поначалу я ничего не помнил, кроме нашей встречи с другом, но дня через три я уже помнил всё. На все вопросы ко мне со стороны врачей и милиции, я просто закрывал глаза.

С тех пор прошло уже много лет, но каждую ночь во сне, я вижу глаза своего друга, и слышу его прощальное,- Живи.

Сергей Бураков

%d такие блоггеры, как: