Сказ про розовую фею

Сказ про розовую фею 1
venegret.info

В минуты отдыха я закрывал глаза и погружался в мой мир. Мир моей души,  где нежился в кругу моих друзей. Это был странный мир и странные друзья! Веселая собака, слабостью которой была любовь к разноцветным колпачкам и одежкам, грациозная кошечка, любившая свернувшись на моих коленях, мурлыкать свои песенки, ехидная летающая обезьянка, вечно желающая надуть меня и окружающих, степенная улитка, мудрый дятел, к которому я обращался за советами, пестрая толпа меняющихся персонажей. И моя любовь – хрупкая изящная танцовщица в розовой пачке!

    Это был только мой иллюзорный мир. Мир художника, который никогда и никому не открывал секретов своих грез.  Я был молод и одинок в черно – белом мире практичных людей, портреты которых я учился писать. Их лица были скучны мне, и учитель указывал, что души в моих работах нет.

    Вдруг я встретил свою любовь: самую красивую девушку на свете! Она стояла на берегу реки в розовом отблеске заката! Моя Розовая Фея!

    Учитель был обрадован переменами в моем творчестве. Он был Мастером, был лучшим, поэтому мог обучить всем секретам художественного мастерства. Помог написать фантастический портрет моей любимой, потому что владел диковинным даром: несколькими мазками мог плоское изображение сделать объемным, а лицо – живым, чуть тронув кистью глаза и рот.

    Он настоящий Мастер и чудесный человек! Я был беден, как церковная крыса, а его стараниями в день нашего бракосочетания на моей невесте было скромное нежно-розовое платье, а вечером небольшой ужин для друзей!

    Мы с ней были счастливы и ждали ребенка. Я шутил, что у меня две жены: одна в этой реальности – материальная, а вторая иллюзорная – на портрете. Фея в розовом платье!

    Вот этот портрет и стал причиной всех последующих моих несчастий. Один из восторженных журналистов написал: «В своем мастерстве ученик превзошел учителя» Учителю, обеспеченному и знаменитому, чуть перевалило за сорок. Но он сломался, ведь даже лучшие из людей имеют слабости. Придравшись из-за каких-то мелочей, выгнал меня из мастерской, давая окружающим отрицательные отзывы о моей работе.  Поэтому со мной, начинающим художником, никто не хотел иметь дело.

    После рождения нашей дочки, голубоглазого ангелочка, жена оставила работу, и мы оказались абсолютно без денег. Я писал, много работал, переживая, что не могу содержать семью. Моя любимая, более практичная и приземленная, утешала меня. Мы жили в бедности, радуясь своему счастью – нашей дочурке!

    Годы пролетели, как пух одуванчика в ветреный день! Я по-прежнему много работал, мало спал, быстро ел, и опять много работал. 

    И, наконец, пришел оглушающий успех! Среди сильных мира сего вошло в моду обязательно иметь портрет, написанный мною, «лучшим мастером портрета» Появились мои ученики. Я был счастлив, знаменит и богат!

    Деньги полились звонкой струей. Наконец, мог иметь все: удобный дом, красивые вещи, машины. И самых лучших девушек, которых менял по своей прихоти. Когда жена выговаривала мне, что я изменял ей, небрежно говорил:

     – Художник творит – только, если любит! Это часть творческого процесса.

    Но она не хотела с этим мириться:

     – Значит, ты уже не любишь меня, и я мешаю тебе творить? Не хочу быть помехой.  Для тебя всегда главным в жизни останется твое творчество. Ты добрый, но разрываешься между настоящей жизнью и иллюзорным миром своих фантазий. Я уйду.

    Я не остановил ее. Просто не знал, что сказать. Она ушла, оставив после себя пустое место в моей душе. Нет, не просто пустое место – это оказалась огромная зияющая дыра. Чувство вины крепко засело в голове и сидит там до сих пор, периодически ворочаясь и напоминая, что из-за меня угасла улыбка Розовой Феи.

    Время шло, и цикличность развития бытия привела к самому большому испытанию в жизни – творческому кризису. Первым звонком оказался успех выставки моего лучшего ученика. Казалось, я должен быть счастлив, что ученик становится Мастером. Все так думали.

    Но я был раздавлен и уничтожен. Мне всего тридцать девять, а мой ученик пишет лучше?! Теперь-то я понял, что испытал когда-то мой учитель. И простил его!

    После выставки не выходил из запоя. Нет, это не зависть. Я ненавидел себя, свою слабость и неумение жить как все. Просто не мог писать. Меня тошнило от сытых рож, глядя на которые нужно было создать добротные портреты. Зачем, спрашивается, этим самодовольным обыкновенным мужчинам и женщинам нужен портрет от знаменитого художника? Сохранить их для истории! А нужны ли они истории?

    Я не хотел выписывать толстые тройные подбородки и хитрые маленькие глазки, заплывающие жиром, на лоснящихся лицах! Мне было противно!

Тратить свое время, как будто утекающее сквозь пальцы, на неинтересную нудную работу. Ради чего?

    Ради денег? Да, я их получал много, очень много! Стремясь к этому так долго, растерял всех близких и любимых людей. Деньги текли ко мне, но золотой поток не радовал. Люди в угоду моде с удовольствием отдавали столько, сколько скажу. Но я тратил деньги бездарно, не получая наслаждения. В чем тогда смысл моей работы?

     Ради славы? Она иллюзорна, как все в окружающем мире. Сначала ты лучший, и купаешься в похвалах и в восторженных взорах толпы! Греешься в благоговейном почитании учениками твоего мастерства! Но наступает такое время, когда появляется более молодой и энергичный, чье искусство оценят выше, чем твое. А о тебе забывают. И вдруг приходит ясное понимание, что уже не догнать соперника, который был всего-навсего твоим учеником.

     Я не хотел видеть никого, даже горничную, в то же время изнывая от одиночества. Устал от хмурого похмельного утра каждый день, когда, разлепив глаза, не хочется смотреть на мир. Устал от вонючей смеси: стойкого перегара, кислого запаха своего немытого тела, испортившейся вчерашней еды на столе и вони мусорного ведра, которое забывал вынести. Устал от бессмысленной жизни. Мне ведь уже тридцать девять лет… Лучшие годы прошли … И что осталось?

    Тогда я понял, что мне плохо одному! Так хочется чувствовать рядом человека, который тебя понимает. Понимает не слова, а то, чего хочет душа.

     Кинулся искать мою бывшую жену. И нашел, мою Розовую Фею! Даже сейчас хочу писать ее портрет. Стала старше, пополнела, но как она хороша. Появилась плавность в движениях, округлость в линиях тела, мягкость в   облике.

    Только ей одной я мог открыться, что мне надоело быть портретистом, что у меня творческий кризис. Что не хочу и не могу работать как прежде. Она, выслушав, лучисто улыбнулась, погладила взглядом и просто сказала:

     – Не ломай себя. Ты же всегда мог делать прекрасно только то, что хотел. Попробуй писать свои иллюзии. Перенеси на холст, что видишь. Покажи всем свой внутренний мир. И наш мир, с твоей точки зрения.

      Я понял, о чем говорила моя Розовая Фея. Только она знает, что для меня мир – это череда пластичных и постоянно меняющихся форм, теней, расплывающихся границ.

     Попробовал отразить в работе окружающую действительность так, как вижу ее я. И у меня получилось!  Вдохновение – это хрупкое состояние души! На моих картинах все иллюзорно и взаимосвязано, границы сливаются, а сюжеты продолжают друг друга. Мои картины – это волшебное объединение реальностей, незаметные метаморфозы, перетекание объекта из одной плоскости в другую. Это пластичное единство двух или нескольких миров. Ведь в жизни все взаимосвязано.

    Как она оказалась права! Как же хорошо меня знает! Как бездарно я ее потерял! Дочка уже вышла замуж, и Розовая Фея жила одна. Я сделал все, чтобы вернуть любимую!

     Она простила мои грехи и опять помогла мне найти необычное сочетание разных структур мирозданья через неявную грань, восхититься точностью их сходства. Заметив многослойные метаморфозы, понять иллюзию мира, удивляясь совпадению форм.

     Благодаря ей, я опять могу бросить неожиданный взгляд на обыкновенные вещи, открыть их вторую сторону и отразить увиденную реальность в своих работах. Я люблю ее! Художник творит, если любит!

    Теперь, через свои произведения, я пытаюсь провести людей в сказку, где реальность сочетается с вымыслом. Я сам создал свой уникальный и узнаваемый стиль. В моем сказочном мире олицетворяю себя с Мастером и даю жизнь своим любимым персонажам!

     Теперь всегда рядом моя розовая Фея. Наяву и в моих картинах. То, как розовая марионетка, танцующая среди виртуальных друзей. То, как красивая женщина – крепость, в которой я прячусь от пугающей действительности. То, это девушка – мост, соединяющая меня с объективной реальностью, не давая окончательно потеряться в своих фантазиях. Или как исполинская мадонна, выступающая из моря и баюкающая корабль, охраняя мой сон.

    Ведь критики пишут, что мои картины похожи на сон. Но я пишу реальность. И никогда не рисую сновидения. Только мою реальность! Ту, которую вижу я! И моя жена, Розовая Фея, может это подтвердить.

Виктор Ниекрошас

%d такие блоггеры, как: