Про коварное зеркало

Про коварное зеркало 1
venegret.info

Дед Семен, медленно просыпаясь, понимал, как же он не хочет оторваться ото сна. А снилось ему знойное лето, золотое поле, зеленый лес, душистое сено и его любимая Машенька. Ее глаза смеялись и дразнили его, горячим телом она прижималась к нему. Упоительные поцелуи и волнующий запах будоражили сознание, просыпались древние инстинкты, и кровь горячими волнами пульсировала по всему телу.

     Сейчас, когда сон постепенно рассеялся, он пытался восстановить эти ощущения. Но сознание не слушалось и, теряя ощущение счастья, все ярче понимало мерзость окружающей действительности.  Горечь и досада – это все, что осталось в душе! Вставать не хотелось. Ничего не хотелось!

    Нет Машеньки, и в жизни нет ничего хорошего. Двадцать лет назад она покинула его, равнодушно лежа в гробу, не обращая внимания на его слезы и стоны.  Шестидесятилетний крепкий деревенский мужик, веселый и работящий привлекал внимание многих вдовушек. Но стук мерзлых комьев земли о гроб, как щелчком выключил в нем желание жить.

   Полное равнодушие ко всему на свете – вставал, ходил, работал, ел механически. И когда одолели болезни, дочь с зятем забрали его в город. А там, в благоустроенной квартире, почти не выходя из своей комнаты, он быстро дряхлел.

    Дочь с мужем уезжали на работу, внуки уже выросли и жили самостоятельно, а Семен лежал целыми днями в полудреме – идти было некуда и незачем. Зять купил в пригородной деревеньке домик, и на лето вывезли отца на природу. Деревня чужая, знакомиться ни с кем не хотелось. Часами он сидел на берегу речки, глядя на текущую воду, и жил только воспоминаниями.

    Еще один постылый день! Постылый, так как никакой радости он не несет. А есть только пустота в душе и боль – ломота во всем теле. Даже лежа в кровати ныли ноги, сводило судорогой руки, болела шея, и страшно было повернуться, чтобы не потревожить поясницу. Заглянула в двери дочь Ирина:

     – Папа, доброе утро! Иди завтракать.

    Немного полежал, настроился на усилие, и, опираясь руками с грехом пополам сел. Закрыл глаза, отдохнул и начал спускать ноги с кровати.

     – Господи, в ступнях будто бы чирьи, колени хрустят, пальцы ледяные, хоть и в шерстяных носках.

    Воткнув ноги в старые растоптанные головки валенок, опираясь на спинку кровати с трудом и болью, разогнул поясницу и встал. Руки и ноги дрожали и не слушались. Шаркая валенками по крашеным половицам, побрел к двери на кухню. Там отвратительно пахло разогретым сливочным маслом – дочь решила угостить его блинами.

    Наконец, соседка позвала Иру в магазин, и он остался один в доме. Горячий крепкий сладкий чай взбодрил, прибавил сил. Выйти на солнышко, что -ли? В сенях оперся на стену рукой и обратил внимание на дверь в кладовку:                – Глянуть, может там какая-нибудь палка есть, вместо трости?

    Дверь открылась легко. В кладовой был полумрак и все покрыто толстым слоем мягкой пыли. Старинный буфет, разобранная панцирная кровать и другая домашняя утварь, за ненужностью, оставленная прежними хозяевами. Загораживая угол, стояло массивное старинное зеркало в резной раме.

     – Может за зеркалом посмотреть? Нет, за зеркалом пусто, – тихонько вернул его на место. Пока отодвигал, стер пыль и глянул на свое отражение: – Как же не хочется видеть этого старика! Хочу быть молодым и сильным!

    Закрыл глаза и в памяти мгновенно возник его молодой образ!

     – Симпатичный, здоровый молодой человек! Жгучее желание наполнило душу! Даже закружилась голова. Хочу быть молодым и сильным! Хочу быть молодым и сильным! Хочу быть молодым и сильным!

    От напряжения чуть не потерял равновесие. Открыл глаза и в полумраке взгляд опять уперся в зеркало.

     – Не может быть! Из зеркала на него смотрел молодой парень, каким он был когда-то в 16 лет: белозубая улыбка, веселые голубые глаза с чертиками, белокурые, волнистые волосы! И никакой седины, и морщин. Парень приветливо смотрел на него. И от этого веселого взгляда сильнее забилось сердце, горячая волна разлилась по всему телу, обожгла сначала пальцы рук и ног, и жаром обдало голову!

     Дед Семен не мог отвести глаз от своего отражения.  А оно было все четче и ярче с каждой секундой. И не дед он вовсе! В сознании одна мысль:

     – Я молодой и сильный! И куда-то отступила боль, мускулы наливались, хотелось развернуть плечи и разогнуть спину. Не отводя взгляда, вдруг с удовольствием поднял руки и потянулся со вкусом, как будто долго лежал в неудобной позе. А ведь ничего не болит! Глянул на руки – ровные красивые пальцы с гладкими блестящими ногтями. И нет воспаленных суставов и коричневых пятен!

    Быстро сбросил лечебный свитер, связанный из овечьей шерсти пояс, и наяву, как и в зеркале, увидел крепкие плечи и мускулы на руках!

     – Долой с ног головки валенок, шерстяные носки и брюки!
Боже, это сон? Ноги статные мускулистые, сильные! И нет ни одной болезненной косточки, ступни ровные, кожа розовая!

     Руками дотронулся до лица:

    – Кожа гладкая, ни бороды, ни усов, только нежный пушок!

    Вдруг зеркало помутнело, в глубине появился какой-то туман, и ничего не стало отражаться. Но ноги и руки остались молодыми и красивыми.

    Семен выскочил из кладовки, через сени на улицу.

     – Какое счастье! Голубое небо, яркое солнце, под босыми ногами горячий песок! Вспомнилось забытое из детства желание окунуться в холодную воду.

    С веревки во дворе схватил еще полусырую одежду затя: плавки, футболку, шорты, и бегом через огород с горки на речку. Уже лежа на воде, пытался понять:

     – Почему случилось это чудо? Откуда это зеркало? Долго ли буду таким молодым и красивым? Да какая разница! Главное, что это не сон. А если и сон, то уж больно красивый и пусть никогда не кончается!

    А сон продолжался. Семен лежал на песке, когда к речке спустилась бегом с косогора стройная девочка, сбросив сарафанчик, нырнула в воду. Немного поплавав, вышла из воды и прилегла загорать на песок недалеко. Она понравилась ему с первого взгляда. Как с ней заговорить, что спросить?  Он так давно не ухаживал за девушками, что совсем разучился это делать. Да и что он знал о жизни и интересах нынешних девчонок? Он своего внука не всегда понимал! Совсем другое поколение, более развитые, много знающие! Где ему простому деревенскому мужику понять, о чем они говорят?

    Но красавица, заинтересовавшись симпатичным парнем, спросила:

     – Который час?

    И слово за слово, они болтали через полчаса как старые знакомые. В основном говорила Рита, а Семен только отвечал на ее вопросы короткими «Да» и «Нет», если совсем затруднялся что-то сказать, неопределенно улыбался, чуть подняв бровь и пожимая плечом. Но при этом он так восторженно смотрел на Риту горящими глазами, что она чувствовала себя королевой! Никогда еще ни один парень не смотрел на нее так!

     Из-за стука крови в висках, он плохо слышал ее слова,  не вдумывался в их смысл. Просто смотрел, растворяясь в давно забытом чувстве, захлестнувшем сознание. Гладко причесанные волосы хотелось ласково погладить рукой, сочные розовые губы манили, ожидая поцелуев, юная нежная кожа шеи казалась сказочной и нереальной в том мире, где Семен жил последние двадцать лет!

     – Опустить глаза ниже, туда, где в вырезе купальника, как два нежных персика, выглядывала грудь, невозможно! Вот она жизнь! Даром прожитые последние двадцать лет можно отдать за этот час! – Вдруг в сердце   привычный укол, еще один! – Надо убегать, пока в силе. Сколько продлится волшебство?           Быстро поднялся с песка.

     – Рита, мне нужно идти. Но я так хочу тебя видеть! Я влюбился в тебя!

   Растерявшись от такой внезапности, она восторженно смотрела на него, не говоря ни слова. Терять ему было нечего. Прижав ее горячее тело к своей груди, впился в губы жадным страстным поцелуем. Рита ответила на поцелуй!           – Это было неземное чувство!  Кружилась голова, или это мир, летит как карусель? – Опять укол в сердце, только более сильный!

– Риточка, я найду тебя! До свидания! – И уже убегая, сообразил как в былые годы,– каждый день в десять вечера жди меня  здесь. Как только смогу, приду к тебе!

      Теряя силы, подошел с огородов к дому, заглянул в бочку с водой – еще на вид молодой, но дышать уже тяжело и тело отказывается слушаться:

     – Интересно, где дочка?  – Тихонько прокравшись в кладовку и с трудом натянув теплые вещи, глянул в зеркало. Оно беспристрастно отразило седые виски и сгорбленную спину, – успел!

     Лежа на кровати, вспомнил давно забытую сказку о волшебных превращениях в урочный час кареты в тыкву, лошадей в мышей и кучера в крысу.

     – Неужели все это произошло с ним? 

     В кухне оживленно говорила соседка, приглашенная на чай. Семен прислушался:

     – Таких зеркал в деревню Петр Козлов привез пять штук.  Три зеркала разбили, одно у вас, и второе еще у кого-то в деревне. Старые люди рассказывали, что смотреться в них нельзя – человек чувствует себя молодым и здоровым, а потом быстро старится и умирает.

    Сердце на секунду тревожно сжалось – сейчас особенно не хочется умирать, но и жить долго больным и немощным бессмысленно.

     – Интересно, на какое время он может рассчитывать?  Рита! 

   Вспомнились волнующие губы и жар ее тела.

   Вошла дочь:

     – Папа, как ты себя чувствуешь?

     – Нормально.

    Господи, лицо старика, а голос еще молодой!

     – Мы уедем, переночуем в городе, а ты сможешь побыть один? Продукты я в холодильнике оставлю. Если что-нибудь нужно купить в магазин сходит соседка Маргарита Петровна.  Я ее попросила, она согласна.

     – Хорошо. Не просто хорошо, а очень хорошо! Ведь вечером опять к зеркалу! И чтоб никто не мешал! И будь что будет!

     Наконец-то вечер! Без четверти десять в кладовку к зеркалу.

Ненавистное отражение старика! И все! Это все, что отражается в зеркале за последние полчаса! И ничего не произошло, не случилось! А как включилось в тот раз?

    Семен принимал различные позы, старался вспомнить, как все было в тот раз!                Все бесполезно, ничего не получается! Уже половина одиннадцатого. Вышел на улицу и осторожно посмотрел из-за палисадника:

    – Рита сидела на берегу реки и ждала его – молодого, красивого, желанного! А он стоит тут как трухлявый старый гриб и облизывается на девичью свежесть!    Семен со злости и от бессилия заскрежетал зубами и заковылял к зеркалу – разбить заразу! Но из глубины зеркального тумана выплывали знакомые, юношеские черты.

      – Слава Тебе, Господи! Получилось!

   Волна счастья затопила сознание – скорей к Рите! Она подалась к нему навстречу!

     – Я так тебя ждала!

     – Прости, раньше никак не мог! Все как в сказке: опять ее горячие губы, голова кругом! Где они? Куда идут? И как в хорошем сне – чувство радости и полета! Запах свежескошенной травы – оттуда из той далекой-далекой юности! И какое счастье чувствовать свое сильное гибкое молодое тело, абсолютно послушное и здоровое!

    В сумерках наткнулись на копну душистого сена и, не отрывая губ, помогли друг другу раздеться. Семен задохнулся от прикосновения ее горячего, податливого тела. Риту не нужно было уговаривать – она сама страстно его желала!

     – Сознание затопило безумной волной наслаждения! Казалось никогда в жизни он не испытывал подобного чувства.

    На рассвете, открыв глаза, первое, что он увидел – огромное голубое небо и красный диск поднимающегося солнца.  Пение птиц и легкий ветерок успокаивали, и хотелось снова закрыть глаза и, сохраняя блаженство в душе, спать дальше.

     – Волшебство дивной ночи еще не исчезло? А вдруг исчезло?

    Не тревожа спящую на руке Риту, осторожно провел свободной ладонью по лицу.

     – Кошмар!  На лице борода – опять превращается в старика! Только бы не разбудить эту ласковую девочку, которая вчера безумно любила его!

    Осторожно начал высвобождать свое плечо и руку, стараясь не дышать и не смотреть на ее лицо,

    – Вдруг почувствует взгляд! Найти бы, какую-нибудь одежду, и тихо добраться домой, никого не встречая.

    Стрельнуло в спину, он непроизвольно дернулся от боли, и голова Риты безжизненно мотнувшись, упала на сено. Испуганно глянул на нее – проснулась или нет?

    Вдруг ужас сковал сознание – вместо дивной, юной белокурой головки рядом с его плечом лежало морщинистое в коричневых пятнах лицо старухи, с космами седых волос. Она была мертва!

     Семен не помнил, как он оказался дома. Очнулся лежа на полу в кухне, дополз с трудом до своей комнаты и стоя на коленях, лег грудью на низкую кровать. В глазах стояло страшное видение – застывшая лохматая мертвая старуха.

    Так, в шортах и майке зятя, нашла его вернувшаяся из города дочь.
    Двое суток Семен лежал без сознания, а когда оно вернулось, он пожалел об этом – в глазах опять стояло страшное видение!

 Вошла дочь:

     – Как ты папа? Тебе лучше? Я на поминки к соседке ходила!  Бедная Маргарита Петровна! Как она на покосе утром оказалась, без единой одежки? Отчего померла? Ну, ладно, хоть нашли, да похоронили, как положено.   Земля ей пухом!

    Так значит, это случилось в его жизни, а вовсе не привиделось ему в страшном сне!  Ему стало противно и жутко.

     – Проклятые зеркала, сыграли с ними злую шутку!

    Всю ночь не мог уснуть и в предрассветной мгле решил выйти во двор, подышать свежим воздухом – в комнате казалось душно, несмотря на открытое окно. Дверь в кладовку приоткрыта. Ненавидя себя, он, толкнув ее, вошел в полутьму.

    Зеркало немного засветилось при его появлении. Семен шел к нему с надеждой в душе, но ослабевшие ноги подвели, и он, медленно заваливаясь на сторону, задел рукой зеркало. Звон стекла, посыпались длинные острые осколки, и в затухающем сознании только пылающая боль в груди.

Виктор Ниекрашас

%d такие блоггеры, как: