Бес в ребро…

Бес в ребро... 1
venegret.info

Вот так, Петрович, вроде бы и не жил, все разгонялся. Думал, сегодня дело сделаю, а завтра посмотрим. Днями на работе крутился, по служебной лестнице поднимался, начальство разных рангов боялся ослушаться, по командировкам мотался. Детей редко видел, жену недолюбил, а может и не любил вовсе! Нет, слушай, любил! Красивая была у меня Ирина! Добрая была! Это помню!

    Я тебе признаюсь, у меня ведь даже ни одной любовницы не было! Сам я не искал! Не попалось ни одной женщины на моем пути лучше Ирины! Да, и прав ты, некогда было. Не до женщин.

    И вот сегодня уже сорок девять лет! Жизнь почти прожита. Здоровья нет, все кости болят. Я, конечно, храбрюсь, никому не показываю. Сейчас руководство больных не жалует.

    Но как годы пролетели, не понял. Казалось, всегда молодость будет, и вот уже нет ее. Еще год и пятьдесят лет! А я вроде бы и не жил еще. Ради чего мы жили и работали? Ради семьи! И что? Я домой прихожу, словом перекинуться не с кем. Все мои родственники каждый сам по себе! Сын вырос, университет закончил, на работу – я его устроил, квартиру ему – я купил. А он теперь такой умный стал! Редко звонит, некогда приехать к родителям. У дочки только наряды на уме – учиться не хочет:

     – Выйду замуж и зачем мне диплом!

    Жене Ирине я, кажется, тоже не нужен! Болеет все время, не до меня – больницы, анализы, лекарства! Только об этом и разговариваем! Еще о деньгах! Вот на эту самую главную тему все готовы со мной поговорить! И все! А как я живу, что чувствую, плохо мне или хорошо, никого не интересует!

    Грустно мне, Петрович! Да что тут скажешь? Мне даже в ресторане скучно. Скажи мне, что сейчас в сорок девять можно сделать, чтоб хоть немного пожить в удовольствии? А то в шестьдесят-то поздно будет!

    Друг Павла Денис Петрович хмыкнул:

     – Всегда на тебя удивлялся! Столько женщин вокруг тебя на работе – а ты вечно, как монах. А ведь верно, жизнь-то проходит. Но еще не вечер! Никогда не поздно за ум взяться! Любовницу заведи для души!

     – Да Ирина сожрет меня!

     – Но меня же Дина не сожрала. Сначала возникала. А теперь молчит. Знает, конечно, о моих похождениях, но молчит. – Он блеснул карими глазами. – Давай выпьем за твой день рождения, предъюбилейный! Твое здоровье!

    Денис выпил и положил на язык кусочек лимона

     – Хороший коньяк!

    Большой, плотный, он, казалось, излучал удовольствие:

     – А знаешь в чем прелесть нашего возраста? Мы можем себе многое позволить! Классный коньяк, молоденькую любовницу привезти в хорошую гостиницу на хорошей машине! И преподнести ей классный подарок! А от нее получить горячую любовь и ощущение молодости! Вот это самое главное!

    Он улыбнулся, глядя на Павла, который вертел в пухлых пальцах недопитую рюмку:

     – Так вот Родионович, тебе тоже нужно пользоваться  преимуществами нашего возраста! И завести наконец женщину для души и порадоваться жизни! Ты не поверишь, насколько изменится мир в твоих глазах! И не смотри на меня укоризненно – меня не впечатляют твои грустные серые глаза!

    Павел пожал плечами:

     – Да кому я такой нужен? Располнел, с животом и виски седеть начинают!

     – А ты подтянись!  Помнишь: «Седина в бороду – бес в ребро!» Седина украшает мужчину! Так что зря ты так думаешь? Еще можно получить много от жизни! Можно еще успеть сына вырастить! Например, тебе будет еще шестьдесят девять лет, а сыну уже двадцать! Давай еще выпьем и по девочкам пойдем! Вот за соседним столиком сидят две молодые и симпатичные! Нравятся?

     – Конечно, нравятся! А мы-то им понравимся!

    Денис уже разговаривал с девушками, приглашая за свой столик. Девушки переглянулись, но приглашение приняли. После третьей рюмки за здоровье именинника Денис, улыбаясь, шутливо попросил:

     – Девочки, Жанночка, Олечка,  помогите моему другу – он очень хочет еще родить и вырастить сына! Кто из вас может ему в этом помочь?  – и лукаво подмигнул. –  А он вам тогда тоже поможет!

     Хорошенькая, белокурая, с капризно вздернутым носиком Олечка просияла и так посмотрела на Павла, что ему стало жарко:

     – Я помогу! – и положила свою ладошку на его руку.

    Счастье закружило Павла и ему казалось, что до встречи с Олей, Олечкой, его девочкой, он и не жил вовсе!  Дни летели радостной вереницей, от свидания до следующей встречи! А между встречами на огромном подъеме сил Павел успевал все! Лишь бы суметь высвободить больше времени, которое можно провести рядом со своей принцессой!
С единственным человеком, которого хотел видеть Павел! С любимой, которая, ничего не требуя от него, от Павла, безропотно ждала и в любую минуту была рада видеть его и дарила ему счастье! Сначала он сомневался, что она его может полюбить. Его? Разве он достоин такого безраздельного внимания?

    Но с каждой встречей, глядя на сияющее лицо, радостно вспыхивающие глаза, ее искреннюю заботу о его здоровье и удобстве, поцелуи и ласки, которыми она осыпала своего «папочку», все больше верил в счастье и научился растворяться в нем! Он забыл про болезни, а если в организме и происходил какой-то сбой, научился быстро с ним справляться.

    Начал бегать по утрам, ходить пешком на работу и с работы. Подтянул живот, немного похудел, походка сделалась пружинистой и энергичной. Его ранее печальные серые глаза открылись и заблестели. Казалось, он излучал энергию! А сколько комплиментов он стал получать от окружающих! От всех, но только не от собственной жены! Она, занятая своим здоровьем и проблемами, долго не замечала этих перемен, происходившими не в один день, а постепенно.

    Однажды утром, когда он особенно вкусно потянулся, улыбаясь своему тайному счастью и радуясь прекрасному новому дню, она, неприязненно отметив позитивные изменения в своем, до одури надоевшем и давно нежеланном муже, заметила:

     – Что это с тобой? Ты как будто похудел. С чего это ты за зарядку взялся? Бегаешь?     – И съехидничала, – Уж часом не влюбился?
    Павел раньше боялся, что жена с ее проницательностью быстро разоблачит его, и ждал этого вопроса, но ответил спокойно:

     – Знаешь, надоело болеть, да и на работе начальство больных не жалует. А доход-то нам нужен? И чем больше, тем лучше? Вот и приходится мне соответствовать! – Окинул взглядом ее рыхлую фигуру, – тебе не помешало бы, позаниматься собой. Нечего зря деньги по больницам разносить.

Ирина задохнулась:

     – Ты что не веришь, что я действительно больна? Эгоист! – И начала оправдываться,   – да сейчас без денег никуда и не приходи!

    Он вдруг, ликуя в душе, понял, что лучшая защита – это нападение! Вопросы сразу прекратились. На пробежке в состоянии эйфории от движения, от чувства простора в парке, от легкости в теле перед внутренним взором возникла тоненькая, ладненькая, тренированная загорелая куколка – Олечка! Вспомнилась обрюзгшая, с обвислой кожей и уродливыми жировыми наростами фигура жены! Хотя в ней всего семьдесят килограммов! Поморщился:

      – Олечка! Его девочка! Одни ножки чего стоят!

    Он любил водить ее по магазинам! Не ходить понуро сзади, как это было с Ириной, а гордо входить, пропуская вперед свое счастье – стройную, красивую девушку! Удовлетворенно отмечал при этом, как вспыхивают глаза молодых мужчин при виде его спутницы! 

     – Пусть завидуют! Это его женщина! И она любит его, Павла!

     С удовольствием оплачивал ее покупки, платья, обувь, украшения, получая удовольствие и испытывая чувство настоящего счастья!

    Павел научился врать! И это оказалось так просто! Нужно не дожидаться вопроса:

     – Где это ты болтаешься по вечерам и в выходные дни?

    Оказывается, нужно, чтобы не запутаться, составить список якобы необходимых дел, оправдывающих его отсутствие.  Потом просто, но главное уверенно, заранее ставить об этом жену в известность! И все! Она к этому привыкла и перестала вникать в подробности, занятая своими личными проблемами.

    Вдруг период безоблачного счастья в один прекрасный момент был нарушен! Из-за крошечного пустяка. Из-за одного – единственного взгляда Оли, которым она посмотрела на симпатичного высокого молодого мужчину. Он выходил из ресторана, мельком глянул на них, и усмехнулся, кивнув Оле. А она вдруг вспыхнула, зарделась и подарила ему такой взгляд, что сердце Павла ухнуло вниз! Через секунду она овладела собой, повернувшись к нему, что-то ласково защебетала. Только остался легкий румянец на щеках. Они уже уселись за столик, когда Павел нашел в себе силы спросить:

     – Кто это поздоровался с тобой у ресторана?

    Она сразу поняла, о ком он спрашивает:

     – Это мой одноклассник. Давно не виделись, – и переключила его внимание на меню.

    Но заноза в сердце осталась! Он и не представлял, что можно так сильно переживать! Он часто вспоминал это мгновение, Олино вспыхнувшее лицо и опять переживал леденящий укол в груди и мгновенный приступ удушья! Теперь он понял, что такое ревность! За всю жизнь ему не пришлось узнать такого состояния, пережить таких сильных эмоций! Во-первых, и в голову не приходило, что его Ирина, может кого-нибудь полюбить. А во-вторых, ни разу не подумал, что она кому-нибудь может быть нужна. Всегда был спокоен и уверен в своей жене. Истории о ревности в семье считал блажью. А сейчас сам мучился. Вечерами долго не мог уснуть, сидя в кухне и глядя в ночное окно, притворялся перед Ириной, что мучается бессонницей из-за нагрузок на работе. Она сочувствовала, приносила таблетки, поила на ночь теплым молоком.
Павел думал: 

     – Что же сейчас делает его девочка? Такую молодую и красивую он оставляет каждый вечер одну! А вдруг! – И он опять вспоминал ее взгляд, брошенный на одноклассника. Тоже молодого и красивого!

      Когда он однажды спросил Олю, увидев в раковине на кухне посуду на две персоны:

     – Кто это у тебя был вчера?

    Она повернулась и, улыбаясь, но неожиданно резко сказала: 

     – Я вообще-то свободная женщина! Имею право приглашать в дом гостей.– Обняла его и уже мягко продолжила, – Таня, подруга институтская заходила, посидели, винца выпили, поговорили! – Прижалась к нему, – Павлик, мне без тебя вечерами так одиноко!
Я хочу, чтобы ты был рядом всегда!

    Он поцеловал ее и благоразумно промолчал.

    Однажды в дождливый ненастный день Оля позвонила ему на работу и попросила заехать к ней вечером. Он предупредил Ирину, что задержится, и вскоре уже наслаждался счастьем в уютном гнездышке своей «птички», разомлев от хорошего вина и вкусного ужина. Оля была какая-то притихшая и загадочно на него поглядывала. Поцеловав его, спросила:

     – Помнишь нашу первую встречу в ресторане!

    Он, улыбаясь, кивнул

     – Конечно, еще бы я не помнил! Я ее не забуду никогда! В ту минуту у меня началась счастливая жизнь!

     – А помнишь, я обещала тебе помочь? Твой друг сказал о твоем желании, а я обещала его исполнить!

    Вспомнились слова Дениса:

     – Девочки, Жанночка, Олечка, помогите моему другу – он очень хочет еще родить и вырастить сына! Кто из вас может ему в этом помочь?
    Павел погладил ее по нежной щечке:

     – Девочка моя! Я помню его слова, что я хочу родить и вырастить сына! Но ты же, понимаешь, Денис пошутил!

    Она откинулась на спинку дивана, ослепительно улыбнулась и вымолвила, потупив глаза:

     – Он пошутил! А я обещала и выполняю! Сын у тебя уже есть! Я беременная! – И добавила, нежно целуя его, так как видела, что он растерялся и не знает, что ей сказать, – Но я не виновата, если будет дочь!

     – Ты это точно знаешь?

     – Абсолютно! Вот снимок УЗИ, – и протянула ему кусочек бумаги, на котором Павел ничего не разглядел. Но понял:

     – У него будет ребенок! Он только начинает жизнь! Жизнь со второй попытки! Значит он еще не старый! Эта стройная молодая красавица любит его! Только его! Потому что решилась рожать от него ребенка! А он-то, дурак, столько изводил себя ревностью, думая, что она ему изменяет! А она настолько любит, что подарит ему ребенка!

    Павел был абсолютно счастлив! В счастье, радости и нежности пролетели полгода! Павел каждый день теперь обязательно приезжал к Оле и проводил с ней много времени.

Ира ничего ему не говорила и не скандалила. Они встречались как чужие люди, в одной квартире.

    С Оленькой он получал удовольствие, покупая детские вещи и одежду на округлившуюся фигурку будущей мамы. И таял от наслаждения, если Оленька ласково называла его «наш папочка» Но пока отмалчивался, когда она заговаривала о своем желании быть всегда рядом с ним!

    Постепенно он все больше привыкал, что это его любит молодая женщина и у них будет ребенок, которого нужно будет растить и воспитывать много лет. Пока этот ребенок будет расти, Павел еще долго будет чувствовать себя молодым. Но решиться на уход от жены Павел не мог или не хотел?!

    Ребенок родился внезапно, потому что Оля упала на скользкой улице после дождя. Прохожие вызвали Скорую и она родила сына через пять часов, которые Павел промаялся, меряя шагами больничный коридор. Только бы все обошлось! Павел переживал и за Олечку, и за ребенка! Его ужасала мысль, что он может потерять кого-нибудь из них! Он так привык к мысли о сыне, что даже не допускал минимальной возможности его потерять!

    Наконец вышел врач и успокоил его:

     – У вас родился сын! Здоровый мальчик! Можете зайти к маме и поздравить ее!

     Оля усталая, но счастливая прижимала к груди их новорожденного сына. Увидев его пухленькие губки и маленький носик, Павел растрогался до слез. Взяв крошку на руки, ощутил растущую в его душе любовь: он хочет всегда быть рядом с ним, хочет видеть его первую улыбку, слышать первое слово, помочь сделать первый шаг! В эту минуту первый раз подумал о возможности совместного проживания со своей новой семьей. Тем более, что в ту первую семью приходил только вечером.

    В тот день, когда он забрал с цветами и подарками «свою куколку» с сыном из роддома, решил остаться на ночь у Оли, помогая ей по уходу за сыном.. Она была счастлива! Еще бы Павел ей подарил колье и серьги с бриллиантами в благодарность за сына, на которого не мог наглядеться!

    Когда на следующий день пришел домой поздно вечером, Ирина встретила его холодно:

     – Ну что, нагулялся! Совсем обнаглел! То хоть ночевать приходил, а сейчас будешь еще и ночами пропадать?

    Не отвечая, прошел в ванную, а затем увидел, что она постелила ему на диване в гостинной, хотя в доме еще две свободных спальни. Ирина больше не вышла, и он устроился в бывшей спальне сына. Так и решил:
     – Это теперь будет моя комната, когда я здесь буду отдыхать.

    Утром Ирина встала с утра пораньше, чтобы разобраться с бессовестным мужем! И, увидев его отдохнувшим и довольным, в свежей рубашке, приготовленной ее руками,  разозлилась ещё больше:

     – Ты совсем обнаглел! Ночевать домой не приходишь, потом являешься!  И свежий, как огурчик, опять побежишь к ней?

    Он, не отвечая, продолжал пить кефир и смотреть новости по телевизору. Она выключила телевизор:

     – Ты меня слышишь?

     – Конечно, слышу.

    Вдруг жена закричала, срываясь на визг:

     – Убирайся отсюда!   Я не хочу жить с тобой вместе!

    Муж сидел, опустив голову, и слушал ее обвинения. Потом глянул исподлобья и жестко сказал:

     – Я тоже не хочу с тобой жить! Посмотри на себя в зеркало: злая, толстая и дряблая! Ты уже состарилась, а у меня родился ребенок!

    Встав из-за стола, вышел из кухни. Ирина замолкла, пораженная такой наглостью своего «тюфяка»! Выскочила в просторную прихожую, где наглец обувался:

     – Ты смеешь говорить мне, что ты докатился до того, что завел семью на стороне! Я не собираюсь терпеть твою наглость! Вот и живи там!

    Он, не поворачиваясь, буркнул:

      – Да отвяжись ты! Если захочу – уйду! –  вышел, плотно закрыв дверь. Ирине оставалось только расплакаться.

     По пути на работу Павел, обдумывал:

     – Где же ему сейчас лучше жить! – Не приняв никакого решения, просто успокоился,                – Жизнь расставит все по своим местам. 

    Его каждую минуту тянуло к сыну, он думал только о своей кровиночке! Даже мысли о любимой Оле отошли на второй план. А уж про Ирину он вообще не вспоминал. Все будет, как сложится.

    Узнав, что начальства на работе до обеда не будет, он решил пораньше сбежать к сыну! Вызвал машину и сделал вид, что поехал по делам.    

       Тихо открыв своим ключом дверь, глянул – туфельки его родной девочки аккуратно стояли, ожидая хозяйку. Быстро сбросил свои туфли и тихо, на носочках, прокрался в детскую. Его крошка сын спал, раскинувшись на голубом атласном белье. Пока маленький пухленький, беззащитный! Но это его, Павла, продолжение, его надежда и опора, его счастье!

    Крошечное счастье еле слышно дышало, чуть посапывая во сне. Пухлые пальчики сжаты в кулачки, так и хочется нежно дотронуться хоть одним пальцем, чтобы ощутить нежную розоватую кожу младенца. Его младенца, его сына!

    Павел пытался вспомнить свои чувства к Тане и Родиону, когда они были маленькие.

Да ничего подобного! Он помнил только свое раздражение, возникающее при плаче, вечную усталость Ирины, неустроенность быта, которую вносило их появление в доме. Ведь он злился на них и ревновал Ирину к своим же детям! Никакого намека на нежность, которую он испытывал сейчас!

    Может быть, это был эгоизм, эгоизм взрослого, но не определившегося в своих интересах самца. Она делила свое время и свою любовь между ним и детьми. Он помнил чувство досады, когда в момент любовных ласк, хныкал ребенок и Ирина мгновенно переключала свое внимание на любимое дитя. Она тут же забывала, о нем, о Павле! Или так казалось ему? Дети стали вызывать его интерес, когда начали осмысленно двигаться и разговаривать. Но и тогда он считал, что уход за детьми – это обязанность Ирины.

    Наверное, всему свое время! Теперь он обожал эту кроху! Каждый пальчик на пухленьких ножках и ручках! Просто созерцать его было счастьем! Еще большее счастье – осознавать, что он еще может продолжать полноценно жить, воспитывая ребенка вместе с молодой любимой женой! И, кажется, что почти не ноют кости ног, изуродованные подагрой, и не беспокоит вечно ноющая поясница, и голова теперь ясная.

     А как повысилась его работоспособность! Он опять, как в молодые годы делал все быстро, на лету улавливая, что от него хотят, и мог выбрать оптимальный вариант, провести целенаправленно и с отличным результатом любые переговоры. Вчера на совещании руководитель отметил:

     – Павел Родионович работает продуктивнее вас молодых. Учитесь у него. 

    Все это благодаря его красавице, любимой Ольге! Олечке! И этой крохе! Олечка! Это она вернула ему разноцветный мир, который с годами начал тускнеть! Он тихо, чтобы не потревожить младенца вышел в коридор. Вдруг услышал мужской голос:

     – Я что опять должен уходить?

    Затем ласковое воркование Оли:

     – Да, любимый! Скоро обеденный перерыв у Павла, и он обязательно припрется. Как в ресторан. Как будто я обязана для него готовить!

     – Как долго это будет продолжаться?

    Голос Оли стал жестким:

     – Пока ты не научишься зарабатывать деньги, чтобы содержать меня и твоего ребенка!

     – Может быть, этот ребенок вовсе не мой. Я не собираюсь чужого кормить и воспитывать.

     – Ты глупый и наглый!  Ты же знаешь, что я забеременела от тебя до встречи с Павлом! Да ты посмотри на сына! Он похож на тебя, как две капли воды. Ты сам отказался взять на себя ответственность. Вот и пришлось мне придумать классный вариант и подобрать кормильца. Этот, пентюх счастлив и ни о чем не догадывается!  И никогда не догадается, если прямо сейчас не уберешься.

      – Мне не нравится, что ты меня все время выгоняешь.

     – Прекрати, Кирилл капризничать как маленький ребенок! Я что еще и тебя должна воспитывать? Сам не можешь нас содержать, так не ной. Все так хорошо сложилось, что этот старый лопух поверил в свои возможности иметь в его возрасте детей. Зарплата у него хорошая и поэтому мне нужно, чтобы он женился на мне или признал ребенка. Дал ему свою фамилию. Вот тогда он нас будет содержать. И меня, и Алешу! – Она хихикнула: – Да и тебя тоже! Выползай из постели и дуй отсюда, пока не пришел тот, кто платит деньги.

     – А если старый дурак разберется, что это не его ребенок?

     – Да ему и в голову не придет. Он верит мне абсолютно.Ты же знаешь, какой ласковой я могу быть, если чего-то хочу!

    Павла как будто ударили:

     – Так значит, он тот, кто платит деньги! Кормилец! Старый лопух! Пентюх! Старый дурак!

     До него дошло:

      – Оля любит другого мужчину! Этот ребенок Алешенька, которого он с гордостью называл Алексеем Павловичем, вовсе не его сын?

    Первый раз в жизни он по-настоящему, разозлился! Решительно подошел к двери спальни и распахнул ее, чтобы удостовериться, что все это правда. Молодой наглец продолжал лежать в постели, спокойно разглядывая и оценивая Павла как потенциального кормильца.

Действительно, Алешенька был маленькой копией этого красивого лица.
    Оля испуганно вскинулась, набросив прозрачный пеньюар, его, Павла, подарок, выскочила в коридор босиком:

     – Павлик, ты все неправильно понял! Это не то, что ты думаешь! – Потом увидела его белые от злости глаза, – Прости меня! Бес попутал! Не уходи, прошу тебя, не уходи! – Жалобно простонала – Ты не можешь бросить сына!

     Павел громко спросил:

     – Зачем ему старый дурак? Пусть его кормит и воспитывает настоящий отец, который находится у тебя в постели!

    Павел, не глядя на нее, вышел, громко хлопнув дверью, Он быстро шел по улице, мимо зданий, мимо людей, сам не зная куда. Ему незачем было спешить – впереди было целых четыре часа свободного времени, которые он с таким трудом выкроил, чтобы побыть с любимой и сыночком! Но оказалось, что любимая его не любит, а сыночек вообще не его! Волшебная картинка рассыпалась, как разбитый калейдоскоп в детстве! И вместо прекрасного рисунка его мечты осталась горсточка разноцветных камушков! И все!

    Вдруг заныло где-то в груди. Павел остановился у скамейки в парке, присев, дрожащими руками достал таблетку и положил под язык. Успокоившись, вызвал водителя. Тот подъехал недовольный, так как тоже рассчитывал на свободные четыре часа, но, увидев лицо Павла, благоразумно промолчал.

     В кабинете за своим шикарным столом Павел вдруг обрел равновесие и успокоился:

     – Что собственно случилось? Просто закончилось любовное приключение, причем так быстро и счастливо! Как хорошо, что он вовремя узнал правду. Узнал, что Оля лжива, а ребенок не его. А у него устоявшаяся обеспеченная жизнь, добрая жена, хорошие дети. И никаких алиментов!

    Вдруг вспомнил утренний скандал, как он сказал Ирине, что она уже старая и дряблая, да еще и про ребенка брякнул! Вот уж чем она не страдает, так это отсутствием памяти. Нужно купить ей хороший дорогой подарок! Откупиться! От радости она все забудет.
Павел откинулся на мягкую спинку удобного кресла.

    Но в конце рабочего дня, когда подошло время возвращаться домой, ему уже не казалось, что все так просто:

     – Как его встретит Ирина? А хоть как! Это его дом. Павел удивился, он никогда не был так уверен в себе.  Казалось бы, что он должен был быть раздавлен наглостью и черной неблагодарностью Ольги, должен был робеть перед Ириной, которую оскорбил утром и объявил о своем уходе. Нет, ничего подобного! У него вдруг в душе появилась уверенность, что он может самостоятельно распоряжаться своею жизнью. Оля показала ему, что он кормилец! От его решения зависят и Ольга, и Ирина.

    Когда Павел вошел в прихожую, первое, что он увидел, это были два больших чемодана, приготовленных для него Ириной. Он спокойно прошел в свою спальню, переоделся и принял душ. На кухне, включив телевизор, поел и продолжал  отдыхать, как будто ничего не случилось. Вошла Ирина, встала в дверях и только хотела начать ругаться, как он строго спросил:

     – Почему у нас кефира нет? 

     – Вот где ночуешь, там и спрашивай! Убирайся отсюда, я не буду с тобой жить!

    Он посмотрел ей в лицо и медленно произнес:

     – Не хочешь, не живи. Я дома. Тебя не гоню, но и удерживать не буду.

    Ирина проплакала весь вечер, а на следующий день жизнь продолжалась как прежде ровно и спокойно. Но Павлу теперь вечерами дома было скучно, и он все чаще, проводил свободное время после работы с Денисом. Девушкам он теперь не верил, но охотно с ними встречался.

    Как-то поздно вечером приехал сын Родион и счастливый, объявил с порога:

     – Поздравляю вас! Вы теперь дедушка и бабушка!

Родители на радостях быстро  затащили его  выпить по бокалу шампанского за здоровье новорожденного внука. Вскоре он уехал к друзьям, а они остались вдвоём. Ирина съязвила:

     – Вот теперь будет твоему ребенку с кем поиграть.

    Он мирно произнес:

     – Ира! Да нет никакого ребенк.! Ты сама меня довела! Вот я и брякнул. Успокойся.

Что нам делить? Мы теперь просто дедушка и бабушка.

    Она немного помолчала и прежним, ласковым голосом спросила:

     – Еще шампанского хочешь?

     Павел улыбнулся:

     – С тобой – хочу!

     На следующий день он подарил ей колье и серьги с бриллиантами, подарок в честь рождения внука, на которого они не могли наглядеться! Ира оттаяла окончательно и простила ему все.
    Крошку им привозили часто. Павел спешил теперь домой подменить Ирину, пока она приготовит еду и сделает домашние дела. Любил погулять по парку с маленьким Павликом, посапывающим в коляске, или просто посидеть рядом в кресле, пока он спит, и потрогать его крошечный пухленький кулачок. Ведь это его, Павла, продолжение, его надежда и опора, его счастье!

Виктор Ниекрашас

%d такие блоггеры, как: